Вход:

Регистрация
Горячая линия по инсульту 8 (800) 707-52-29
Помочь сейчас

Я с Фондом ОРБИ

15.06.2017

Меня зовут Наталья мне 28 лет. Я перенесла две транзиторные ишемические атаки. Конечно, это не инсульт, а только предвестники, но тоже было неприятно. 

Первая атака у меня случилась в 25 лет, на третьи сутки после родов (кесарево сечение). Было обычное утро. Мы были в палате и ждали наших малышей на кормление, я вышла в коридор, и тут у меня начала кружится голова. Я подумала, что ничего страшного, бывает! В это время к нам в палату пришла педиатр, и я зашла с ней. Дойдя до своей кровати, я на несколько секунд как будто бы провалилась в пустоту, в глазах потемнело, я не слышала, о чем говорит врач, но как-то быстро все вернулось в норму. Но тут произошло то, к чему я не была готова. 
Я попыталась задать вопрос врачу и не смогла сказать ни слова, только промычала, мой язык стал тяжёлым и не слушался меня. Конечно, сразу были вызваны мой врач-гинеколог, невролог и реанимационная бригада. Они начали меня смотреть, задавать мне вопросы, но я даже не смогла сказать, как меня зовут! Меня положили на носилки и увезли в реанимацию. Пока мы ехали, мой мозг пытался ещё сопротивляться и думать. Так как я медик, то понимала, что это могло быть, но в этот момент я думала только об одном: "неужели мой малыш никогда больше меня не увидит, не узнает, что такое любовь мамы, не услышит от меня, как я его люблю!" Нет, он достоин другого детства! Это было последнее, что я помню. Мне стало тяжело дышать, левая рука и нога меня не слушались, я перестала понимать слова и просьбы. Но спустя уже 5 часов в реанимации мне стало лучше, я начала хорошо дышать, ещё не совсем внятно, но уже говорила. Рука и нога, правда, восстановились не сразу, через пару дней. Меня вернули в палату, я увидела своего сыночка и забыла обо всем, что со мной произошло. 

f5715464-f22c-45e9-a1cc-12102955e1ac.jpg
Конечно, последствия остались, но они были заметны только мне. Я продолжила дальше жить, воспитывать сына, учиться. Периодически проходила курс сосудистых препаратов. Но ровно через год, все повторилось, правда, тогда уже это длилось намного больше. 

Сначала я почувствовала сильную головную боль и "удар" в область затылка, через полчаса начала отказывать рука, ещё где-то через час отказала нога, но я успела доехать до больницы, и там уже отказала речь. После капельниц через пару часов рука и нога восстановились, речь пришла в норму через пару дней. 

После второго удара последствия оказались тяжелее, слабость в руке и ноге теперь чувствуются практически постоянно, речь при стрессе пропадает, пострадала память, начались провалы. Но я не сдаюсь, ведь у меня маленький ребёнок, которому я нужна, который каждое утро говорит мне "мамочка, я тебя люблю", и ради этого стоит бороться за жизнь! 

Я начала заниматься спортом, стала бегать. Кстати, имею лучшее время по бегу в колледже и горжусь этим! Да, когда я бегу, мне бывает и больно, и тяжело, и кажется, что до финиша я не доберусь. Да, нога где-то позади меня, в глазах темнеет, руку не чувствую, но бегу, бегу на силе воле, на любви к сыну, на любви к жизни, на вере, что это пройдёт. Потому что не я живу с болезнью, а болезнь живёт со мной. Я являюсь волонтёром фонда ОРБИ, и пока я могу хоть как то помогать, я буду это делать, потому что после своих атак я поняла, как важна поддержка и вовремя оказанная медицинская помощь. 

02966d5d-0c97-4633-9625-4c9dc2b53ce7.jpg

Все это спасло мне жизнь и не лишило моего ребёнка такого простого, но очень важного слова "мама".